5 заметок с тегом

классицизм

cover black

История Оперного театра

Первый Городской театр был сооружен по инициативе одесского градоначальника, выдающегося государственного деятеля герцога де Ришелье (полное имя — Арман Эммануэль София-Септимани де Виньеро дю Плесси, граф де Шинон, 5-й герцог Ришельё), которого одесситы до сих пор называют коротко и с любовью — Дюк. Среди прочих забот: торговых, военных, строительных, де Ришелье не забывал, что Одесса — город разноплеменный и разноязыкий. И лучшее, что может объединить разных людей с их разными обычаями, интересами и языками, — это музыка.

Тип здания:

  • театр
  • общественное сооружение
  • зрелищное сооружение

Стиль:

  • классицизм
  • эклектика
  • ренессанс

Архитекторы и даты строительных работ:

  • Ж. Тома де Томон (проект), 1804
  • Ф. Фраполли, инж. В. Я. Поджио (строительство), 1804-1809
  • Ф. К. Боффо (реконструкция), 1822-1822
  • неизвестен (реконструкция), 1831-1833
  • неизвестен (реконструкция), 1836
  • И. О. Даллаква, инж. К. А. Скаржинский (реконструкция и ремонт), 1857
  • неизвестен (реконструкция), 1873

Статус:

  • не сохранился

Дата разрушения:

  • 2 января 1873 (пожар)
  • кон. 1870-х г.г. (снос руин)

В 1803 году де Ришелье послал в Петербург прошение с просьбой выделить средства для строительства в Одессе церкви, таможни и театра. В документе указывалась сумма 20 000 рублей. В те годы театры наличествовали лишь в Петербурге и Москве, и Одесса должна была стать с ними вровень по этому показателю. Права строить театр город добился в 1804 году, тогда же были выделены необходимые средства и начато его строительство, оконченное в 1809 году, и обошедшееся вдвое больше оговоренной суммы. Городу исполнилось к тому времени пятнадцать лет, выдающемуся архитектору Ж. Тома де Томону, по чьему проекту театр строился, — сорок девять.

Оперный театр. Первый Городской театр. От строительства до пожара. Один из ранних проектов театра в Одессе

Один из ранних проектов театра в Одессе

Оперный театр. Первый Городской театр. От строительства до пожара. Ж. Тома де Томон

Ж. Тома де Томон

Следует отметить, что помимо театра, зодчий, прославившийся преимущественно крупными столичными проектами, соорудил в Одессе еще как минимум два значимых сооружения: военный госпиталь в начале Херсонского спуска (ныне улица Пастера) (1806-1826) и внушительных размеров таможенный пакгауз (ныне расположен на Приморской, 1).

Проектируя театр для Одессы, хорошо понимающий градостроительные особенности приморского города и учитывающий его рельеф, архитектор создал театр на возвышении как отдельно стоящее здание. Он стремился поставить его там, где его можно было обозревать с самых различных точек, и с суши, и с моря.

Оперный театр. Городской театр и «Дом градоначальника» (на заднем плане), акварель художника-миниатюриста Андреаса Хинца, пер. пол. XIX в. Из коллекции В. Дроздовского

Городской театр и «Дом градоначальника» (на заднем плане), акварель художника-миниатюриста Андреаса Хинца, пер. пол. XIX в. Из коллекции В. Дроздовского.

В опубликованном Тома де Томоном проекте одесский театр — монументальная, прямоугольная в плане постройка с самым необходимым количеством парадных и служебных помещений. В процессе строительства театра, которое затянулось на несколько лет, внешний облик его, по сравнению с проектом, значительно изменился. Портик занял всю ширину фасада. Колонны строгого ионического сменились колоннами пышного коринфского ордера, величину которых архитектор рассчитал на высоту здания.

Театр утратил цельно-воспринимаемый объем, но вид его стал более величественным. Строительными работами на месте руководил местный архитектор Ф. Фраполли. Ему же принадлежала большая часть корректив, вносившихся в первоначальный проект по мере возведения здания (причем не всегда из рациональных соображений). В 1809-10 г.г. театр был в целом готов, внутренние отделочные работы близились к завершению.

Город получил великолепное театральное здание, необходимость в котором остро ощущалась еще до его постройки.

О театральной Одессе на рассвете ее истории известный историк А. А. Скальковский писал:

«До его (театра — А.О.) открытия была временная зала в большом магазине (складе — А.О.) помещицы Ржевусской, на Ришельевской улице, существовавшем еще в 1830 году. (В этом доме был и род гостиницы с общественной залой для вечерних собраний, которая, до постройки дома Рено, называлась „Старый клуб“). Здесь давали представления свои приезжие актеры: польские, французские и, как говорит маркиз де-Кастельно, однажды в неделю — итальянцы.
Польская труппа, — говорит он, — есть совершенство в своем роде, истинное гаерство в плачевных мелодрамах. Для актеров все равно, что слушатель, пришедший плакать, смеется над его пьесой. Они, вероятно, взяли себе образцы из школы перипатетической, которые обучали своих слушателей, прогуливаясь. Наши польские актеры сильно потирают руки, усердно бегают по авансцене и декламируют, что хотят, ошеломленным слушателям. Несмотря на столь слабые средства, содержатель театра зарабатывает много. Здесь все с жадностью посещают театр и даже человек, с хорошим вкусом, чтобы не сидеть одному дома, следует за толпой, хотя зевает, когда она хохочет, или смеётся, когда она плачет.
Содержателем театра был сперва князь А. И. Шаховской, после Монтовани. Его дочь и многие актеры в 1812 г., одни из первых, поражены были чумной заразой. Дочь спасена, но почти все актеры погибли, купив у еврейских факторов уворованные с судов заграничные платки и шали. Впоследствии, когда театр был возобновлен, он был вверен купцу Ризничу, весьма образованному человеку, и артисту Ф. Фиорини, которые сумели придать сцене столь изящное направление, что одесский театр имел счастье видеть в своей ложе Императора Александра I, щедро его одарившего...»

10 февраля 1810 года состоялось торжественное открытие театра и первое представление, приуроченное к этому знаменательному событию.

Русская труппа П. Фортунатова поставила одноактную оперу Фрейлиха «Новое семейство» и водевиль «Утешенная вдова».

Вид театра и театральной площади, миниатюра. Вид театра и театральной площади

Регулярные спектакли начались в 1811 году после заключения контракта с оперно-драматической труппой князя А. Шаховского, давшего ей свое имя, но не давшего ее участникам воли — в труппе играли крепостные. Как и в оркестре. Крепостные музыканты и певцы осуществляли постановку популярной в те времена оперы «Мельник — колдун, обманщик и сват», созданной М. Соколовским на текст А. Аблесимова. Кроме того, в репертуаре были комедии, трагедии, водевили и комические оперы.

Следует отметить, что в городе, только-только начавшем поднимать стены, достаточно быстро возник цех музыкантов. За неимением стационарной труппы актерами часто становились солдаты. Впервые опера «Мельник — колдун...» была поставлена в Одессе в 1804 году, и они деятельно помогали тогда бродячей труппе. Впрочем, спустя 11 лет русские труппы прекратили свои выступления, и в Городском театре начала доминировать итальянская опера. Монополию на постановки получили антрепренеры Джузеппе Монтовани, затем Иосиф Замбони, Гульельмо Буанаволио и другие.

Оперный театр. Городской театр, шаблон для расписной фарфоровой тарелки

Городской театр, шаблон для расписной фарфоровой тарелки

Сам театр вызывал у современников неизменное восхищение.

Здание располагалось несколько выше современного театра, ближе к скверу Пале-Рояль, и воспринималось как памятник молодому городу.

Это было белоснежное строение наподобие античного храма, обращенное фасадом к порту. Зал насчитывал 800 мест (на тот момент в городе проживали 12,5 тысяч человек). На трех ярусах лож были установлены 44 кресла, позади которых находилось большое полукруглое пространство, откуда еще около 700 зрителей могли наслаждаться спектаклем стоя, как в старых итальянских театрах. В мемуарных свидетельствах середины XIX века сохранилось любопытное описание здания:

«Зал старого театра был трехъярусным, с семнадцатью ложами, а галерея — под самым потолком, но таким низким, что публика почти касалась его своими головами. Люстры не было, она была подвешена позже. Зал освещался кенкетами, то есть пятисвечевыми канделябрами, прикрепленными к наружным стенкам лож. Свечи были сальные и восковые. Сцена освещалась большими лампадами с маслом. На галерее освещения не было вовсе, вследствие чего свет зала и сцены казался нам, сидящим на галерее, просто ослепительным. Театр имел свой особый, специфический запах от нагара свечей и дамских духов».

Оперный театр. Первый Городской театр. Вид театра и театральной площади, пер. пол. XIX в.

Вид театра и театральной площади, пер. пол. XIX в.

У А. А. Скальковского находим:

«В первое мое пребывание в Одессе, в 1816 году, проездом на должность в Константинополь, из всех тогдашних зданий юного города украшением был театр, вид коего с моря резко отличался классической своей архитектурой от других мелких строений, около него рассеянных, и напоминал зрителю с моря древний греческий храм на возвышении берегов Архипелага. Я тогда пробыл только дня два или три в Одессе, но был в театре и наслаждался представлением старинной оперы Аблесимова: „Мельник“, очень хорошо сыгранной русскими заезжими актерами.»

Для исправления недостатков здания театра производились неоднократные перестройки: в 1820—1822 (арх. Ф. К. Боффо), 1831—1833, 1836, 1857 (арх. И. О. Даллаква, инж. К. А. Скаржинский) и 1872 годах.

Все тот же Скальковский упоминает и самую первую из реконструкций, проведенную Ф. К. Боффо:

«Прибывший в 1822 году сардинский архитектор Боффо перестроил всю сцену, прибавил l'arco harmonico, возобновил внутреннее ее устройство, повесил люстру с кенкетами вместо свечей и проч. Представление в нем открылось оперой: „Matrimonio segreto“, 8 апр. 1822 г., далее пошли многократные представления „Севильского цирюльника“ и других произведений Россини. Вот чрезвычайно любопытная статейка об одесском театре (Messager de la Russie Meridionale, № 80, 13 июня 1822 г.), которая представляет сравнительное положение одесского театра в две эпохи, разделенные промежутком времени в 16 лет.»

В результате этих перестроек по оси колонн появилась каменная стена, что позволило увеличить пространство фойе. Со стороны Ришельевской улицы был пристроен одноэтажный каменный вестибюль. Работы по последней переделке здания окончились 31 декабря 1872 года, за два дня до катастрофического пожара, полностью уничтожившего его.

Вид театра и театральной площади, печать типографии Францова, 1850-е Вид театра и театральной площади, печать типографии Францова и Нитче, 1850-е
Оперный театр. Первый Городской театр. Вид театра и театральной площади, гравюра 1857 г.

Вид театра и театральной площади, гравюра 1857 г.

Название «оперный» появилось относительно поздно, в XX веке, вначале же театр именовался Городским. Начиная с 1820-х г.г на его подмостках выступали знаменитые оперные певцы, труппы императорских и королевских театров. Драма и комедия тоже были частыми гостьями сцены, имена выдающихся актеров и драматургов не сходили с афиш. Балетные дивертисменты в операх и балеты появились в репертуаре чуть позже. Оперный репертуар первого Городского театра включал постановки Джоаккино Россини, Винченцо Беллини, Доменико Чимарозы, Гаэтано Доницетти, Джузеппе Верди. Одесская публика рукоплескала Екатерине Аматти, Арриги и Анджелике Каталани, Джузеппе Марини, Екатерине Патти-Барилли, Жозефине и Терезине Бромбилла, Понти дель Арми, Альде Бьянки.

Оперный театр. Городской театр, общий вид, с литографии 1860-х г.г.

Городской театр, общий вид, с литографии 1860-х г.г.

А. С. Пушкин, неоднократно бывавший в театре во время своего пребывания в Одессе в 1823-1824 годах, писал впоследствии, что ему итальянская опера в Одессе «обновила душу». Нельзя не упомянуть и его знаменитые строки из «Евгения Онегина», посвященные одесскому Городскому театру:

Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в оперу скорей:
Там упоительный Россини,
Европы баловень — Орфей.
Не внемля критике суровой,
Он вечно тот же, вечно новый,
Он звуки льет — они кипят,
Они текут, они горят,
Как поцелуи молодые,
Все в неге, в пламени любви,
Как зашипевшего аи
Струя и брызги золотые...
Но, господа, позволено ль
С вином равнять dо-rе-mi-sоl?
А только ль там очарований?
А разыскательный лорнет?
А закулисные свиданья?
А prima donna? а балет?
А ложа, где, красой блистая,
Негоцианка молодая,
Самолюбива и томна,
Толпой рабов окружена?
Она и внемлет и не внемлет
И каватине, и мольбам,
И шутке с лестью пополам...
А муж — в углу за нею дремлет,
Впросонках фора закричит,
Зевнет и — снова захрапит.
Финал гремит; пустеет зала;
Шумя, торопится разъезд;
Толпа на площадь побежала
При блеске фонарей и звезд,
Сыны Авзонии счастливой
Слегка поют мотив игривый,
Его невольно затвердив,
А мы ревем речитатив.
Но поздно. Тихо спит Одесса;
И бездыханна и тепла
Немая ночь. Луна взошла,
Прозрачно-легкая завеса
Объемлет небо. Все молчит;
Лишь море Черное шумит...

В 1836 году были показаны балеты «Счастливая дикая, или Торжество любви», «Квакеры, или Английские матросы», «Оставленная Артемида». В балетах «Сильфида» и «Пахита» выступали известный московский танцовщик К. Ф. Богданов и его дочери.

Оперный театр. Городской театр, рисунок пер. пол. XIX В.

Городской театр, рисунок пер. пол. XIX В.

Самым ярким явлением концертной жизни стало выступление в Одессе в 1847 году Ф. Листа, который дал здесь шесть сольных концертов, а также принимал участие в нескольких благотворительных вечерах. Лист первым в России играл в сольных, а не в смешанных концертах. Гастролями 1847 года в Украине Лист завершил свою деятельность пианиста-виртуоза. Концерты в Одессе и в Елисаветграде были прощальными выступлениями большого музыканта.

В 1861 году Одессу посетил выдающийся негритянский актер Айра Олдридж, выступавший в шекспировских трагедиях «Гамлет», «Король Лир», «Отелло». Однако, высокий трагический пафос исполнителя не нашел отклика у одесской публики, не знавшей английского языка.

Оперный театр. Первый Городской театр. Айра Олдридж, портрет Т. Г. Шевченко, 1858 г.

Айра Олдридж, портрет Т. Г. Шевченко, 1858 г.

Оперный театр. Первый Городской театр. Театральный билет, 1861 г.

Театральный билет, 1861 г.

Первое знакомство одесских зрителей с пьесами Шекспира оказалось неудачным, спектакли проходили при полном молчании зрительного зала. Одесская публика всегда была самой привередливой. Но и любить она умела со всей страстью, присущей этому чувству. Например, когда в одесском театре появилась русская оперная труппа, в которой дебютировала знаменитая впоследствии артистка Лавровская, то в опере «Жизнь за царя» она произвела такой фурор, что после спектакля публика выпрягла из ее кареты лошадей и, впрягшись в упряжку, повезла актрису в «Петербургскую» гостиницу.

По свидетельству современников, коренными в этой упряжке были градоначальник и городской голова, а пристяжными — полицмейстер и какой-то студент. Сзади карету подталкивали студенты.

Оперный театр. Первый Городской театр, один из старейших сохранившихся снимков (нач. 1860-х г.г.)

Городской театр, один из старейших сохранившихся снимков (нач. 1860-х г.г.)

Оперный театр. Первый Городской театр, фото 1860-х г.г.

Городской театр, фото 1860-х г.г.

Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, 1860-е г.г. Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, 1860-е г.г.
Оперный театр. Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, конец 1860-х г.г.

Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, конец 1860-х г.г.

Оперный театр. Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, литография конца 1860-х г.г.

Вид на театр и Театральную площадь с Ришельевской, литография конца 1860-х г.г.

Оперный театр. Первый Городской театр, общий вид незадолго до пожара

Городской театр, общий вид незадолго до пожара

В 1850 году на представлении «Ревизора» присутствовал сам Н. В. Гоголь, равно как в 1860 году на премьере «Грозы» побывал А. Н. Островский. «Гроза» Островского шла только один раз, так как военный губернатор А. Г. Строганов приказал исключить ее из репертуара, признав «неблагопристойной и похабной».

В 1853 году выдающаяся петербургская танцовщица Е. И. Андреянова вместе с группой артистов московского Большого театра познакомила зрителей с балетами «Своенравная жена» Адана, «Катарина, или Дочь разбойника» Пуньи, «Эсмеральда», «Тщетная предосторожность», «Жизель» и др.

Оперный театр. Первый Городской театр. Афиша «Ревизора» Н. В. Гоголя, 1868 г.

Афиша «Ревизора» Н. В. Гоголя, 1868 г.

Оперный театр. Первый Городской театр и Театральная площадь, литография второй половины 1860-х г.г.

Городской театр и Театральная площадь, литография второй половины 1860-х г.г.

Оперный театр. Первый Городской театр, немецкая гравюра начала 1870-х г.г.

Городской театр, немецкая гравюра начала 1870-х г.г.

Оперный театр. Изображение Городского театра в одной из польских газет, сопровождавшее сообщение о разрушительном пожаре, приведшем к гибели здания

Изображение Городского театра в одной из польских газет, сопровождавшее сообщение о разрушительном пожаре, приведшем к гибели здания

В ночь на 2 января 1873 года, через 64 года после открытия, Городской театр был полностью уничтожен пожаром, начавшимся из-за возгорания газового рожка, освещающего часы в ночное время. Ночевавшие в театре люди к счастью не пострадали, но утром перед взорами изумленной публики предстали лишь дымящиеся, не подлежащие восстановлению руины.

Оперный театр. Первый Городской театр. Пожар Городского театра, литография Т. Бекеля

Пожар Городского театра, литография Т. Бекеля

Оперный театр. Пожар Городского театра, с рисунка Вахренова (без. иниц.), имя указанное на литографии ошибочно

Пожар Городского театра, с рисунка Вахренова (без. иниц.), имя указанное на литографии ошибочно

«Картина вырвавшегося наружу и бушевавшего на свободе пламени была поистине грандиозной. Колонны катились по площади, как бы в погоне за публикой, пришедшей посмотреть на пожар», — писал автор книги «Старая Одесса» Александр Дерибас. Несмотря на то, что для тушения были мобилизованы все водовозы Города, пожар погасить не удалось, поскольку внутренняя несущая структура здания была деревянной, по причине чего возгорания не удалось избежать даже не смотря на то, что в «Одесском вестнике», было напечатано предостережение следующего содержания:

«Театральная дирекция извещает публику, что строго запрещается входить в Театр с зажженными цигарками и курить табак как внутри Театра, так равно в коридорах и буфете»

Несовершенство вентиляции и пожароопасность послужили причиной того, что театр зимой не отапливался. Публика оставалась в шубах и часто рукоплескала больше, чтобы согреться, чем для выражения своего удовольствия артистами. В уборных певцов и хористов стояли чаны с горящим спиртом. Известен связанный с этим курьезный случай, когда однажды в опере Россини «Семирамида» хористы стали вести себя на сцене, вопреки сюжету, необычайно весело и петь совсем не то, что полагалось по музыке. Оказалось, что они выпили весь спирт, приготовленный для обогревания их уборных. На площади у театра нередко разводились костры, у которых грелись господские кучера. В антрактах выбегали сюда и театральные зрители, чтобы хоть как-то согреться.

Пожар одесского Городского театра в прессе

Вырезка из газеты «Всемирная иллюстрация», 1873 год Короткая сводка о пожаре и некоторых подробностях страхования здания театра (предоставлено Евгением Сокольским)

Уже после пожара тот же «Одесский вестник» писал: «два месяца назад капитально отремонтированный, он представляет теперь безобразную груду развалин». Сами же руины сгоревшего театра были окончательно снесены только к концу 1870-х г.г.

Оперный театр. Пожар Городского театра, одно из немногих фотографических свидетельств

Пожар Городского театра, одно из немногих фотографических свидетельств

Оперный театр. Послепожарные руины Городского театра, из собрания музея Западных и Восточных искусств

Послепожарные руины Городского театра, из собрания музея Западных и Восточных искусств

Оперный театр. Послепожарные руины Городского театра

Послепожарные руины Городского театра

Год спустя (после пожара) муниципалитет объявил конкурс на проект нового храма искусств, который соответствовал бы последнему слову театральной техники (в том числе — противопожарной безопасности) и стал бы равным лучшим европейским образцам, но прежде чем в фундамент будущей архитектурной жемчужины Одессы был положен первый камень, прошло целое десятилетие.

Использованная литература и архивы

Авторы

Благодарности

  • Компании «Инкор-Групп» и лично Р. С. Тарпану — за содействие и помощь при сборе материала для данной главы.
cover

Базарная, 35

Изящный, сдержанной архитектуры дом на Базарной, 35 является прекрасным примером бюджетного классицизма 1830-х гг., имеет богатую историю, но точная дата строительства и имя автора проекта, к сожалению, неизвестны.

Тип здания: административное здание
Стиль: классицизм, эклектика
Архитектор: неизвестен
Дата строительства: 1830-е
Статус: памятник архитектуры местного значения

Фасад

Общий вид

Нынешняя улица Базарная в XIX веке была средоточием различных еврейских обществ, мастеровых училищ и других учебных заведений, преимущественно для бедных.

Одно из старейших сохранившихся зданий улицы, возведенное еще в 1830-е гг. неизвестным архитектором для Еврейского общества [взаимопомощи], к концу XIX века вмещало сразу несколько организаций подобного рода. В 1866 году здесь была основана еврейская духовная семинария (иешива) «Эшибот», которая позднее в справочнике «Вся Одесса» указывалась как «Одесское высшее по еврейской науке учебное заведение „Эшибот“. У его истоков стоял известный общественный деятель, издатель первой в России газеты на иврите — „Хамелиц“ — А. Цедербаум.

Общий вид

С самого начала учредители иешивы стремились сделать ее источником как глубоко еврейского, так и общего образования. Целью заведения было обучение еврейского юношества Талмуду и источникам религиозных законов, а также общеобразовательным предметам в объеме программ уездных училищ. Помимо еврейских предметов (изучение Танаха, иврита), здесь преподавались математика, география, немецкий язык. За всю историю существования иешивы среди выпускников ее было много известных личностей: знаменитый еврейский историк и лингвист Иосиф Гедалия Клаузнер, один из крупнейших израильских исследователей Танаха Иехезкель Кауфман и другие.

В 1890-х годах председателем попечительского совета училища числился купец Моисей Эммануилович Фишерович, членами попечительского совета — купец Соломон Филиппович Пуриц, потомственный почетный гражданин Вольф Исаакович Константиновский, купец Леон Лазаревич Финкельштейн, присяжный поверенный Леон Маркович Кауфман, купец Самуил Маркович Барбаш, купец Давид Исаевич Ратнер, заведующий училищем (рош-Иешива) раввин и купец 1-й гильдии Исаак Моисеевич Кудиш (проживал здесь же). Среди учителей значились имена почетного гражданина Исаака Григорьевича Шафира, Абеля Семеновича Гольдгардта, Соломона Иолевича Малаги, Наума Борисовича Ландштрасса, Мейлеха Нусоновича Безредько, Зуса Лейбовича Тригера, Бериша Фаликовича Фильштейна, Ицко Янкелевича Куты, Ицко Аврумовича Кириловского, Арона Пинкусовича Бродского.

Общий вид

XX век внес изменения в работу Одесской иешивы. Связано это с назначением в 1897 году нового директора Хаима Черновица. Он был известным раввином, писателем и ученым, выходцем из старинной раввинской семьи. В 1911 году Хаим Черновиц покинул Одессу и поселился в Швейцарии. С его отъездом за несколько лет, оставшихся до революции, Одесская иешива вернулась к прежней, традиционной форме работы.

В 1900 году здесь училось порядка 100 человек, а к 1910 году училище, имевшее четыре класса, посещало около 60 человек. Обучение было бесплатным, при заведении существовала дешевая кухня для бедных, занимавшая несохранившиеся строения во дворе дома. В 1910-х годах председателем и казначеем этого заведения была Клара Островская, товарищем председателя числилась Эмма Михайловна Гильчер, секретарем — Лев Петрович Орбант (известный в Одессе доктор), членами правления — Исай Соломонович Подкаминер, Оскар Абрамович Бродский и Леопольд Соломонович Филюрин. Кроме того, в доме проживали кассир кухни Борис Тевелевич Мостонский и экономка Роза Цалевна Циммерман.

Часть помещений в доме были жилыми и сдавались училищем в соответствующем качестве. В начале XX века в доме проживали мировой судья С. Диевский, врач, специалист по нервным, детским и кожным болезням Вениамин Львович Шерешевский, торговый агент Рутгейзер. В 1910-х здесь квартировал помощник присяжного поверенного А. Б. Лившиц.

С приходом большевистской власти профиль учебного заведения практически не изменился, однако к началу 1930-х гг. оно было ликвидировано. В 1920-х и первой половине 1930-х годов в доме размещалась Еврейская академическая библиотека им. Менделе Мойхер-Сфорима. Ее почти бессменным директором был С. Я. Боровой, и только в течение 1925 года обязанности директора исполнял А. Иерусалимский. Библиотека насчитывала 32 тысячи томов, а ее средняя посещаемость составляла 85 человек в день.

В 1960-е гг. в доме разместился детский сад №43, просуществовавший вплоть до начала 2000-х гг., во второй половине которых сильно обветшавшее строение было основательно реконструировано и отдано на нужды пансионата центра реабилитации детей с ограниченными физическими возможностями, а во дворе возведена домовая церковь святого великомученика и целителя Пантелеймона.

Портал арки проезда с воротами, установленными в 1960-е гг. Фото Владимира Георгиевича Никитенко, 1970-е годы

Домовая церковь святого великомученика и целителя Пантелеймона

Старые дворовые флигели в процессе реконструкции были снесены, на их месте выросла массивная многоэтажная призма спального корпуса. Представляющее архитектурную ценность главное здание в два этажа, выходящее на красную линию Базарной, было сильно перестроено и перепланировано изнутри, все несущие конструкции укреплены, а фасад тщательно отреставрирован.

С архитектурной точки зрения дом не относится к числу изысканных. В годы постройки здания нынешняя Базарная пролегала вблизи городской окраины, и архитектура здесь носила соответствующий характер. Функциональность вкупе с необходимостью следовать правилам так называемых «типовых фасадов» того периода были поставлены во главу угла, хотя стройности и гармоничности облика сооружение отнюдь не лишено. Два этажа дома были возведены на высоком цоколе, фасад протяженностью в восемь оконных осей носит легкий ренессансный характер, хотя доминируют здесь все же сильно упрощенные формы классицизма. Композиция фасада асимметрична за счет крайней левой оси, на которой расположена высокая полуциркульная арка проезда во двор.

Портал арки проезда после реконструкции

Фасадная плоскость прорезана вертикалями двух неглубоких ризалитов, углы которых на втором этаже подчеркнуты массивными безордерными пилястрами. Простенки первого этажа отделаны строгим плоским рустом, окна окаймлены аскетичными наличниками без декора. Между этажами протянут строгий карниз.

Второй этаж по сравнению с первым детализован более насыщенно. Наличники здесь дополнены строгими прямыми сандриками и подоконными филенками без декоративных заполнений.

Отделка второго этажа

Общий вид оконных наличников Один из сандриков

Дом увенчан мощным ступенчатым карнизом и глухим высоким аттиком.

Внутреннее убранство здания, и ранее не поражавшее изысканностью, после реконструкции 2000-х гг. исчезло полностью, а новая отделка соответствует жестким требованиям функциональности.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover

Елисаветинская, 19

Скромный и на первый взгляд ничем не примечательный дом на Елисаветинской, 19 относится к числу малоизвестных одесских творений знаменитого петербургского архитектора А. С. Шашина. В отличии от архитектурной, мемориальная ценность дома достаточно велика.

Тип здания: жилой дом, городской особняк
Стиль: классицизм, ренессанс
Архитектор: А. С. Шашин
Дата строительства: 1850 (строительство), 1950 (послевоенное восстановление)
Статус: не определен, объект фоновой застройки

Фасад

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Небольшой трехэтажный дом с полуподвалом на Елисаветинской, 19 был сооружен по проекту архитектора Александра Сергеевича Шашина, незадолго до возведения им поблизости грандиозного комплекса зданий Ришельевского лицея (впоследствии — Новороссийского университета, 1852-1857 г.г.). Имя заказчика проекта история не сохранила. В 1899 году участок носил номер 13 и принадлежал М. Ксантопуло.

Несмотря на обилие белых пятен в сведениях о домовладельцах, в истории дома можно найти немало известных имен. В 1870-1905 гг. здесь жил знаменитый физик Ф. И. Шведов — ректор Новороссийского университета; в 1832-1928 гг. — знаменитый ученый механик, ректор Новороссийского университета И. М. Занчевский; в 1947-1964 гг. — выдающийся зоолог, зоограф, путешественник и поэт профессор И. И. Пузанов.

В квартире № 1 в этом доме до 1925 г. обитала муза Александра Блока, известная как «Первая любовь» поэта Ксения Островская, жена специалиста по морскому праву B. C. Садовского. Она стала вдохновительницей появления 30 стихотворений гениального поэта, в том числе и шедевра блоковской лирики «Через 12 лет». Трагическая судьба этой женщины легла в основу книги «Гамаюн» В. Н. Орлова. Хранимая всю жизнь ее дочерью связка писем А. Блока после смерти матери была передана ею в музей.

Сложно сказать каким было здание до Великой Отечественной войны, когда прямое попадание бомбы оставило от него лишь полуобрушенные обугленные стены. В память о его выдающихся жителях руины дома не стали сносить и в 1949-1950 годах, спустя ровно столетие со времени постройки, его восстановили с максимально возможным соответствием первоначальному облику. В отличие от фасадов, интерьеры были полностью утрачены и сегодня не существует ни одной зацепки, по которой можно было бы составить их описание.

Главный фасад дома имеет протяженность в восемь оконных осей, две крайних правых оси выделены неглубоким ризалитом. Первый этаж трактован как цоколь и отделан строгим линейным рустом. Арка проезда с простым прямоугольным проемом и незамысловатыми плоскими сводами внутри занимает всю высоту цоколя, которая в целом относительно невелика. Арка располагается на крайней левой оси и служит композиционным противовесом правостороннему ризалиту. Несмотря на сильнейшие разрушения, нанесенные дому в годы войны, в арке сохранились оригинальные кованные ворота второй половины XIX века.
 

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Портал арки и оригинальные ворота

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Внутренний вид арки

Второй этаж оформлен выразительнее цокольного (первого). Его простенки полностью покрыты измельченным линейным рустом и дополнены лопатками. Третий этаж оживляется посредством членения безордерными пилястрами.
 

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Отделка крайнего ризалита на третьем этаже

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Балконное ограждение (1950-е г.г.)

Здание венчается строгим карнизом, а над ризалитом размещен аскетичный невысокий аттик.

Дворовой фасад практически лишен декора, за исключением простых наличников второго этажа, дополненных минималистичными прямыми сандриками.

Вид дворового фасада и фрагмент флигеля Вид дворового фасада
Окна второго этажа со стороны двора Сандрик одного из окон второго этажа со стороны двора

Вход в подъезд расположен в приямке со стороны двора. Над ним сохранился большой козырек, поддерживаемый массивными чугунными кронштейнами.

Сам подъезд очень просторен, хотя для освещения квартирных площадок света явно недостаточно. И перила и квартирные двери (те, что сохранились) типичны для советских домов 1940-50-х годов.

Подъезд

Перила, общий вид Перила, фрагмент
Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Квартирная дверь

Во дворе сохранились два небольших двухэтажных флигеля, совершенно идентичных друг другу. Флигели размещены строго на одной линии, перпендикулярной лицевому строению.
Сложно судить о степени их аутентичности, однако они сохранили балконы, с изысканными чугунными кронштейнами.

Внутридворовые флигели

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Общий вид

Елисаветинская, 19. Жилой дом. Архитектура Одессы. История Одессы. Туризм в Одессе. Туристический гид по Одессе. Архитектура в Украине.

Балконные кронштейны

В целом, несмотря на послевоенное восстановление, дом к сожалению утратил слишком много деталей и элементов убранства, ввиду чего его архитектурная ценность несоизмеримо ниже исторической. Декорация, возведенная в 1950 году так и не смогла скрыть все последствия разрушения.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover white transparent

Александровский проспект, 5

Одно из старейших зданий Александровского проспекта, сохранённое до наших дней в значительно перестроенном виде, и ныне не исполняющее свои первоначальные функции — немой свидетель давно ушедшей в историю бурной коммерческой жизни улицы, на которой находится.

Тип здания: торговые ряды, доходный дом
Стиль: эклектика, классицизм
Архитекторы: Д. Фраполли (строительство), Г. И. Торичелли (перестройка)
Дата строительства: 1820-е г.г. (строительство), 1834 (перестройка)
Статус: памятник архитектуры местного значения

Главный фасад

Общий вид

Архитектура Одессы. Александровский проспект, 5

Общий вид

Нынешний Александровский проспект (в советское время — Шмидта, Сталина, Мира), с момента появления на картах и по сей день, остаётся самой широкой улицей центра Одессы. Уже в первой половине XIX века, будучи наиболее оживленной магистралью города, проспект интенсивно застраивался торговыми рядами, лавками и другими зданиями коммерческого назначения. В годы своего формирования проспект именовался бульваром и, по градостроительному плану Ф. П. Деволана, соединял Греческий базар на Северной (она же Александровская, Мартыновского, Греческая) площади со Старым базаром на месте современного Старобазарного сквера, пересекая который, вливался в Привозную площадь (или попросту — «Привоз»).

Таким образом была организована система сообщающихся базаров, продолжавшая ось Порт — Военная балка. На самом проспекте располагались так называемые «именные» ряды — Авчинниковский, Немецкий, Караимский, Еврейский и прочие. Сам же Александровский проспект трактовался как главная улица Одессы, остававшаяся ею до той поры, пока городской архитектор Г. И. Торичелли не перегородил своим собственным домом въезд на неё со стороны гавани. Примеру Торичелли последовали другие влиятельные домовладельцы — А. И. Маюров и И. А. Ансельм. Первый выстроил огромный дом в центре Греческого рынка, ставший впоследствии известным как «круглый дом», второй — отделил проспект от самого рынка, возведя дом на месте, где впоследствии вырос ресторан «Киев».

И хотя оба дома до наших дней не сохранились, свою градостроительную роль в нарушении замысла Деволана они сыграли. В 40-50-е годы XIX века проспект начал менять свои изначальные функции, становясь рядовой улицей, подобной десяткам других. Торговые ряды один за другим перестраивались, перепланировывались, реконструировались и приспосабливались под доходное и индивидуальное жильё.

Проспект и его градостроительная роль неоднократно упоминались в путеводителях и справочниках, освещались в книгах по истории Одессы и её архитектуры. В «Практическом путеводителе по Одессе» за 1909 год Г. Москвича об Александровском проспекте сказано:

«В своё время Александровский проспект был очень популярен и являлся оживлённым центром магазинов, торгующих красным товаром, в настоящее время лучшие модные и мануфактурные магазины перекочевали на Дерибасовскую и Ришельевскую ул. Тем не менее, и теперь нельзя приобрести так дёшево, как здесь, простенький товар... Левая сторона его, между улицами Кондратенко (Бунина) и Жуковского, составляет сплошной ряд магазинов дамских шляп... правая сторона этого квартала так же, как и остальные два (до Успенской) с обеих сторон заняты более или менее крупными магазинами: мануфактурных, модных галантерейных товаров и готовых дамских мантилий. Торговля на Александровском проспекте выработала себе особые приёмы и формы, и мы нашему читателю, попавшему в какой-либо магазин, рекомендуем настойчиво торговаться, так как цены запрашиваются здесь немилосердные и уступка делается чуть ли не на половину...»

Несмотря на то, что торговля здесь шла полным ходом и в начале XX века, и в 1910-е годы, к тому времени эта магистраль перестала быть ключевой в коммерческой жизни города. До нашего времени сохранилось всего несколько зданий, напоминающих об изначальной функции Александровского проспекта. Среди них — дома с магазинами Кумбари, Авчинникова, Елисаветской и не атрибутированные по владельцам здания под номерами 1 и 5.

Дом на Александровском проспекте, 5, появившись здесь в числе прочих подобных ему зданий в первой половине 1820-х годов, является современником формирования ранней застройки проспекта. Выстроенный по проекту архитектора Д. Фраполли, дом исполнял свои изначальные функции достаточно недолго — не более десятилетия. В начале 1830-х участок переходит к Альберт (без инициалов) и в 1834 году, по проекту Г. И. Торичелли, перестраивается в жилое здание. Позднее дом переходит во владение Тиктина и начинает исполнять функции доходного дома. На протяжении всей последующей истории дом не подвергался значительным перестройкам, хотя внутреннее убранство практически полностью утрачено при реконструкциях 2000-х г. г.

Скромное по архитектурным решениям здание имеет ширину по красной линии в 14 оконных осей. Первый этаж изначально проектировался под размещение лавок и до нынешнего времени своих функций не менял. Окна второго этажа имеют лучковую форму, подобно окнам соседнего дома под номером 3. Каждое окно венчается сандриком в виде простейшего карниза без каких либо изысков. Арка проезда сдвинута ближе к правому краю фасадной плоскости, делая сам фасад асимметричным. Проём арки выделен неглубоким одноэтажным ризалитом.

Арка проезда

Вид с улицы Внутренний вид со стороны двора

Изначально застройка участка состояла из главного дома на красной линии, левостороннего служебного флигеля, совмещенного с прачечной и правостороннего конюшенного флигеля.
В глубине двора по центру расположен давно перестроенный в жилье магазейн, соединенный с боковыми флигелями переходами на втором этаже.

К лицевому крылу по краям пристроены перпендикулярные ему дворовые крылья значительной протяжённости, то есть здание выстроено в форме буквы «П».

Дворовые фасады

Общий вид лицевого флигеля Общий вид лицевого флигеля Вид двора из арки

Дворовые фасады дома в нынешние времена сильно перестроены и от их аутентичного оформления мало что осталось. По некоторым сведениям левосторонний дворовой флигель получил сильные разрушения в период войны от взрыва зажигательной бомбы и при восстановлении речь уже не шла о сохранении его аутентичности. Сохранилась лишь часть фасадной плоскости шириной в три окна, на которой отчетливо видны колонны позднее застроенной галереи. Это всё, что осталось от постройки Д. Фраполли.

Колонны застроенной галереи

Относительно аутентичными деталями можно считать ограждения двух балконов на главном фасаде. Один балкон с оригинальными перилами сохранился и во дворе.

Ограждения балконов

Балкон на лицевом фасаде Балкон на фасаде дворового (правостороннего) крыла

В целом, архитектура здания в первую очередь решала вопросы практичности. Даже без учёта сильнейших перестроек последнего времени, дом ничего выдающегося, с эстетической точки зрения, в себе не несёт и ценен скорее за счёт своего возраста. Зданий-современников дома на Александровском проспекте, 5 в Одессе, к сожалению, осталось не так уж много, а количество сохранившихся продолжает неуклонно сокращаться.

Использованная литература и архивы

Авторы

cover black

Новосельского, 68

Первая Кирха украсила Одессу еще в 1828 году. Несмотря на то, что скромное и небольшое по размерам здание до наших дней не сохранилось, оно является интересным примером культовой архитектуры в ранней истории города.

Кирха   1824—1894   1895—1917   1918—1991   Восстановление   Пасторский дом  Храмы-прообразы   Слайд-шоу

Тип здания: культовое сооружение
Стиль: классицизм
Архитекторы: Ф. К. Боффо, Г. И. Торичелли
Даты строительства: 1824-1828
Дата сноса: 1894
Статус: не сохранилась

Первый манифест, которым русское правительство призывало чужих подданных поселиться на его территории, обещая им определенные привилегии, был издан 24 декабря 1751 года, но уже 22 июня 1763 года императрица Российской империи, Екатерина II издала новый манифест, в котором говорилось о даровании привилегий иностранным переселенцам.
Смысл манифеста великой Екатерины сводился к следующему:

  • свобода вероисповедания;
  • освобождение от налогов на 10 лет;
  • каждому семейству выделялось по 60 десятин земли (при переводе на нынешние единицы измерения это не менее 65,5 га);
  • разрешалось строительство фабрик, развитие ремёсел и торговли, создание гильдий, покупка собственной земли и прочее.

Документ этот стал в какой-то степени переломным. В Россию в массовом порядке стали прибывать переселенцы из других стран, в том числе и из Германии.

Старое здание Кирхи на рисунках и литографиях

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

После 1850 года

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Литография из альбома 1869 года

Основанная позднее Одесса исключением не стала: в 1803 году вблизи города закладывается первая немецкая колония — Гросслибенталь. На протяжении всего XIX века на территории современной Одесской области появилось около 500 колоний. Спустя немногим более столетия после основания Гросслибенталя, в 1905 году недалеко от городской черты возникло одно из крупнейших и, пожалуй, самое известное немецкое поселение — Люстдорф. Селились немцы и в самом городе.

В начале XIX века в Одессе, как и в некоторых других регионах России, происходило формирование немецких сообществ. Своей церкви в Одессе у немецкой общины не было, службы проводились в арендованном помещении. В 1811 году, немецкой общиной Одессы было подано прошение городским властям на строительство собственного храма, но из-за опустошительных войн с Наполеоном и Турцией, оно было удовлетворено лишь в 1823 году.

Под строительство церкви было выделено место на просторном участке, замыкающем перспективу улицы Дворянской, входившем в территорию переданного общине квартала, ограниченного нынешними улицами Новосельского, Кузнечной, переулками Лютеранским и Топольского. Территория эта получила название Немецкой площади, однако позднее она была застроена различными благотворительными и образовательными учреждениями немецкой общины, поэтому своё существование как площадь прекратила. 28 апреля 1824 состоялась закладка здания церкви.

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Изображение второй половины XIX века

Проект был выполнен Францем Карловичем Боффо, для которого лютеранская церковь была первым крупным заказом, и, к сожалению, неудачным. Уже в июне 1824 года наполовину завершённая колокольня и 10 колонный портик рухнули в главный неф здания, разрушив его. В хронике по этому поводу было помечено лишь кратко: «Архитектор слишком мало заботился о стройке». После неудачи Боффо, строительством руководил другой одесский зодчий — Георгий Иванович Торичелли, проектировавший впоследствии дворцы Хорвата и Камо, здание Английского клуба, 44 лавки Пале-Рояля, Сабанеев мост и другие значимые для города сооружения.

Пасторы церкви Св. Павла в XIX веке

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Карл Флетнитцер, первый пастор и пробст церкви Св. Павла с 1830 по 1868 г.

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Герборд Бинеманн, пастор и пробст церкви Св. Павла с 1868 по 1891 г.

Церемония открытия и освящения была проведена 9 октября 1827 года суперинтендентом Южного округа лютеранской Церкви России Карлом-Августом Бёттигером. Эта дата считается датой основания церкви Святого Павла. Церковь, выстроенная Боффо и Торичелли имела относительно небольшие размеры и строгий классический облик.

Над традиционным для классицизма портиком располагалась невысокая одноярусная колокольня со шпилем, над алтарной частью — небольшая декоративная башенка. Они и формировали силуэт, в целом, очень простого по компоновке здания. Отделка церкви продолжалась и после освящения. В 1833 году была построена ограда церкви, на территории немецкого квартала. В следующем году квартал отдан городской думой в пожизненное владение общины. Благоустройство продолжается, высаживаются деревья и кустарники, а в самой церкви установливается орган. В 1839 году (через 12 лет после окончания строительства) отлито и установлено два новых колокола. А в 1866 году в церкви появилось газовое освещение.

Старое здание Кирхи на фотографиях

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Общий вид

Общий вид с улицы Новосельского

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Главный фасад в перспективе улицы Дворянской

В первой половине XIX века лютеранская и реформаторская конфессии в Одессе проводили службы в одной церкви. С 1843 года церковь Святого Павла стала только евангелическо-лютеранской.
С закладки первого дома для пастора в 1841 году начинается интенсивная застройка квартала. В 1845-1846 годах строится дом для бедных, престарелых и нетрудоспособных членов церковной общины, начинается строительство общинной школы. В 1858 году школа расширяется и переименовывается в «Немецкое училище Святого Павла». По состоянию на 1863 год в нём насчитывается 718 учащихся различных религиозных конфессий. Впоследствии возводятся: приют для мальчиков (1877-1880), гимназия (1881), административное здание церкви, новый дом для престарелых, школа для девочек (1887-1888).

Кирха в Одессе. Немецкая церковь.

Главный фасад со стороны улицы Новосельского

К началу 90-х годов ХІХ столетия старое здание церкви сильно обветшало и нуждалось в капитальном ремонте. Последний раз строительные работы в храме проводились ещё в 1839 году. Устранялись последствия землетрясения, произошедшего годом ранее. К тому времени храм уже стал тесен для возросшей численности церковной общины, в связи с чем церковный совет в 1893 году принял решение о проведение конкурса на лучший проект реконструкции Кирхи.

Использованная литература и архивы

Авторы